Опыт и результаты семейного образования: взгляд изнутри

Идея о том, что детей можно учить дома, пока еще кажется большинству родителей абсурдной. Однако опыт семей, в которых дети получили образование вне школьных стен, подтверждает: это реально и не является чем-то сверхъестественным.

И все-таки родителей, интересующихся темой семейного образования (СО), обычно всегда волнует масса вопросов:

– А что же будет с ребенком после окончания домашнего обучения?

– Получит ли он конкурентоспособные знания?

– Не будет ли лениться?

– Будет ли нормально адаптирован к обществу без школы?

– Как учить ребенка после этапа начальной школы, ведь не все взрослые достаточно компетентны в специальных предметах типа физики, химии, информатики?

Для того чтобы хотя бы частично развеять тревоги родителей, мы пообщались с мамой, имеющий реальный опыт домашнего обучения детей старшего возраста – Мариной Куниной. Своих сына и дочь она забрала из школы, когда они учились в 8 и 4 классе соответственно. Сейчас сыну Марины 20 лет, семейное обучение позади, и об итогах его уже можно сделать некоторые выводы. А дочка, которой 15 лет, учится дома, осваивая программу 9 класса.

Марина рассказала нам о причинах и последствиях решения о переводе детей на СО.

 

Причины перехода на семейное образование

Марина, скажите, пожалуйста, какими мотивами Вы руководствовались при переводе детей на семейное образование?

Самый главный мотив – это низкое, на мой взгляд, качество образования в школе.

В 7 классе с сыном я поняла, что ликвидация пробелов в образовании, которые образуются, пока он учится в школе, потребует столько времени и сил, что у нас просто ни на что другое не останется времени.

И мы все равно не получим такого качества образования, которое, я считала, ребенок способен получить по своим способностям, данным от природы. Мне было очень жалко, что потенциал моего сына не раскрывается в полной мере. Ребенок проводит в школе полдня, а приходит оттуда, как будто он туда и не ходил. Мне приходится тратить сначала время на то, чтобы попытаться выяснить, где у него пробелы. В итоге становится ясно, что пробелы у него практически везде – одно сплошное белое пятно с редкими вкраплениями нетвердых знаний. Потом необходимо объяснить ему материал или организовать как-то его собственное, самостоятельное изучение материала… в общем, это требовало столько времени и сил (и физических, и моральных, и всяческих), что стало совершенно ясно: надо что-то делать, причем срочно.

Последней каплей стала одна ситуация. Ребенок принес оценки, а среди них – двойка по географии, причем сын не знал, откуда она… Пересмотрели все домашние задания – не выяснили. Он в принципе никогда не скрывал своих двоек, я никогда не наказывала за оценки. Но требовала узнать, за что двойка, исправить. И… нам так и не удалось выяснить происхождение этой двойки)) Зато в ходе расследования мне стала еще яснее картина происходящего в школе. А кроме того классная руководительница в разговоре со мной обронила фразу: «Да, Вы можете забрать его из школы и учить дома. Закон это теперь позволяет».

Тут, думаю, надо уточнить, что уровень знаний сына не устраивал, главным образом, меня. Школа им была вполне довольна. Учился он без троек и периодически занимал призовые места на школьных олимпиадах. Жалобы со стороны учителей обычно касались того, что во время вынужденного безделья на уроках (он задание выполнил, а другие дети – еще нет) он создает вокруг себя шурум-бурум вместо того, чтобы сидеть тихо, сложив руки на парте. Я, в свою очередь, не могла понять, почему эта ситуация вообще возникает и регулярно повторяется. В годы моей учебы в школе для таких учеников у каждого учителя были дополнительные задания. Сейчас это, видимо, стало немодным))

 

И потому, едва узнав, что СО – это вообще законно, я погрузилась в изучение нормативной базы и практического опыта тех, кто прошел этот путь раньше меня. Несколько дней я безвылазно просидела на форуме, созданном, если не ошибаюсь, Чапковскими. Вот на этом: http://www.familyeducation.ru/

Там не очень удобный функционал, но зато просто море информации для тех, кому нужно разобраться в том, как все организовать: с чего начать, чем продолжить, что говорить в школе, к чему быть готовыми, как противостоять негативной реакции администрации школы, гороно и т.д. Школа, кстати, отреагировала, как говорится, как по писаному. Сначала директор попыталась меня просто проигнорировать. Потом – надавить: «Вы сломаете ребенку жизнь. Вы ничего не сдадите. Останетесь на второй год», – причем все эти прогнозы были сделаны даже без вопроса о том, чья я мама и каковы учебные достижения ребенка.

Признаться, я, в отличие от многих родителей-семейников в этой ситуации предпочла наиболее легкий путь. Вместо отстаивания своих прав в этой же школе я нашла школу в Москве, куда нас взяли без проблем, так как там было все организовано в этом плане задолго до нас. Директор только провел со мной короткое собеседование, в ходе которого он узнал, что я достаточно ясно понимаю для себя, что такое СО – то есть что я отдаю себе отчет в том, что вся ответственность за качество обучения теперь лежит на мне, а учителя только принимают экзамены.

Уровень требований в этой школе был, кстати, не выше, чем в той, откуда мы ушли – зато в нее не надо было ходить каждый день! И это уже несказанно радовало. А через полтора года мы переехали в Подмосковье, стало проще в том плане, что школа стала ближе. А также ближе стали те образовательные возможности, которые есть в столице и которых нет в провинции.

 

Правда, надо признать, что некоторые возможности мы упустили по той причине, что слишком поздно ушли на СО. 7 лет в школе, в течение которых сын хорошо усвоил, что пятерки можно получать, нисколько не напрягаясь – это не шутки(( Так что я очень разделяю мнение Чапковских о том, что уход на СО ближе к старшим классам – это может оказаться уже слишком поздно для того, чтобы ученик сумел полностью перестроиться на новый способ получения образования и воспользоваться им в полной мере.

 

А дочку, получается, заодно с сыном забрали из школы?

Нет. С дочкой мне явно больше повезло, т.е. в классе была все-таки более-менее дисциплина, и даже неплохая. Даже дочка была в шоке, когда понимала, что происходит с дисциплиной у сына в школе. Правда, качество образования все равно было на очень низком уровне, несмотря на дисциплину. Но до поры до времени оно меня устраивало. И у нас с дочкой была такая проблема, что в результате несчастного случая, пережитого в 4 года, она замкнулась в себе.

Нам повезло, что ее первая  учительница была очень хорошим человеком, в классе была хорошая атмосфера. И к тому уже это была школа с эстетическим уклоном – они занимались танцами, музыкой, пением, рисованием. Для дочки это была полезная арт-терапия. Я на какое-то время просто отодвинула вопрос образования в сторону, понимая, что ребенку нужно для начала снова найти себя в этом мире. Я решила, что учиться дочка будет позже – когда придет в себя, снова научится говорить, общаться, смеяться, бегать, ходить, на улицу выходить без страха. Начальная школа у нас была посвящена вот этому – выступлениям, танцам, песням и так далее. Такой у нас с ней был план.

Но в четвертом классе у них немножко ухудшилась обстановка в связи с тем, что закрылась находящаяся рядом школа. К тому же это была специализированная школа, где учились дети с серьезными отклонениями в здоровье и поведении. Класс у них значительно увеличился за счет прихода этих ребят. Получилось так, что полезная для дочки, благоприятная атмосфера значительно подпортилась.

К тому же к четвертому классу дочка, перфекционистка от природы, сама начала переживать, что она плохо решает математику, не говорит на английском языке, хотя получает пятерки – т.е. она сама уже в четвертом классе понимала, что ее пятерки не соответствуют реальному уровню знаний.

И, что было очень кстати, в четвертом классе у нас такая с ней случилась ситуация – она сначала заболела ОРЗ, потом практически поправилась, уже могла заниматься, но в школу было еще ходить рано. А потом еще неделю я слегка привирала врачу об остаточных явлениях, чтобы побыть еще неделю дома в уже практически здоровом состоянии. В эту неделю мы с ней активно занимались математикой, которая была для нее большим стрессом. И она сама поняла, что дома у нее получается! Занимаясь со мной дома, она начинает понимать. И предложение о переходе на семейное прозвучало от нее, а не от меня.

Мы решили, что вот, она закончит четвертый, а в пятом классе перейдет на семейное. Но так получилось, что в моей личной жизни произошли изменения, мы переехали в Московскую область. И там мы планировали оставшиеся полгода 4-го класса доходить в ближайшую к дому школу. Но нам совсем не понравилось то, что мы там увидели. Это был резкий контраст с той обстановкой, даже «подпорченной», которая была в ее первой школе. Я увидела ее глаза, в которых стояли слезы, и поняла, что мы в эту школу не пойдем. Таким образом, мы на семейное перешли раньше, чем планировалось, на полгода. Я решила, что нет смысла мучительно адаптироваться в этой школе для того, чтобы всего полгода в ней проучиться.

 

Было ли страшно пойти, можно сказать, наперекор системе? Опасались ли не справиться с ролью педагога?

Опасения у всех бывают. Я не знаю людей, которые без страхов и сомнений перешли на семейное обучение. Никто туда не идет, мне кажется, с легким сердцем – туда все уходят от понимания того, что это надо сделать, потому что иначе будет хуже. Кому-то будет просто хуже, у кого-то будет вообще катастрофа.

Но, как говорится, глаза боятся, а руки делают. К тому же, сейчас уже есть большой опыт, наработанный предыдущими поколениями родителей-«семейников». Очень помогает, что есть форумы, группы в соцсетях, где можно пообщаться предварительно, получить массу полезных советов, детальных – буквально о том, куда идти, что говорить, какую статью закона об образовании предъявлять директору школы, который сам не знает этот закон и устав собственной школы, в котором прописано, что их школа предоставляет. Это реальная и часто встречающаяся ситуация.

Мы пришли в школу и сказали, что собираемся перевестись на семейную форму обучения. «Наша школа не предоставляет семейную форму обучения», – таков был ответ. «А можно посмотреть ваш устав?» –  «Хорошо, посмотрите»  – «Вот, пожалуйста, ознакомьтесь со своим уставом – тут русским по белому написано, что школа предоставляет, в соответствии с законом об образовании, статьей такой-то, право обучаться на семейной форме». После этого мне сказали: «Хорошо, пусть это так, но вы не сдадите. Ничего не сдадите». Я говорю: «Какие у вас основания так полагать? Вы вообще в курсе, кто мы?» (меня даже не спросили фамилию, имя). Мой сын был одним из олимпиадников. Не знаю, на чем основано было утверждение, что конкретно мы не сдадим. То есть, по-видимому, это было продиктовано нежеланием связываться с чем-то новым и намерением во что бы то ни стало после первых же экзаменов вынудить вернуться на очное обучение. Как известно, при наличии горячего желания «завалить» на экзамене можно кого угодно.

Поэтому мы просто нашли школу, лояльную к «семейникам» и спокойно занялись освоением школьной программы. Некоторые родители упорно добиваются соблюдения своих прав, контролируют действия школы, подают иски в суды, присутствуют на всех экзаменах, добиваются соответствия экзаменационных вопросов темам учебного плана, согласованного в начале года и т.д. Я безгранично уважаю этих людей. Их дети вместе с родителями, думаю, получают великолепный опыт. Но мне на все это безумно жаль времени и сил. Поэтому я предпочитаю в любой ситуации стараться находить единомышленников. И, к счастью, они есть. Сейчас мы сотрудничаем с Алексеем Битнером. Я очень-очень благодарна ему за то, что он берет на себя все коммуникации со школой. Нам остается только учиться.

 

Как строится процесс семейного образования

С чего Вы начинали обучение, как строилось общение со школой?

Мы сначала, не найдя понимания в своей школе, где учились до перехода на семейное обучение, нашли в Москве подходящую школу. Я не захотела бороться с системой, я хотела спокойно учить своего ребенка, минимально тратя время и силы на общение со школой. Поэтому мы пошли по пути наименьшего сопротивления и нашли школу, в Москве, правда, которая лояльно относилась к «семейникам», там даже был целый выделенный завуч на семейное обучение, всё там было уже налажено, даже уж очень лояльно относились. Экзамены мы там сдавали почти только на пятерки. Хотя и нередко такое было, что вопросы экзамена не соответствовали выданному учебнику. Но как-то всё это «прокатывало».

Я даже думаю, это объясняется тем, что учителя сами не представляют, как вообще это возможно, без школы, без планомерного получения оценок на каждом уроке. Как в школе обучение идет? Сегодня выучили, сдали, забыли. Дальше выучили, сдали, забыли… А тут надо прийти и за один раз экзаменом всё сдать. Так что самим учителям это сложно себе представить – сдавать каждый год экзамен по всем предметам. Поэтому они завышают оценки, где-то очень сильно завышают, потому что где-то жалеют, где-то сказываются их собственные страхи. Не знаю, это мои предположения, я не особо углублялась в мотивы.

Кстати, недавно был у меня разговор в соцсети с учительницей школы, уверенной в том, что «семейникам» в принципе невозможно поставить объективную оценку. На мой взгляд, это симптоматично. И печально. Особенно печально то, что необъективные оценки ставятся и очникам настолько часто, что пренебречь этим обстоятельством действительно невозможно, если есть цель обеспечить детям качественное образование. Школа становится не союзником требовательного родителя, а его противником. В школе добрая учительница ставит «5», а дома злая мама заставляет еще что-то делать.

Но вернемся к нашему разговору. Потом изменилось что-то в законе об образовании, что-то в политике отдела образования Москвы… Когда я поняла, что у нас возникают проблемы с дальнейшим обучением, мы перевелись в экстерн-офис (Экстерн-офис Алексея Битнера, реализует возможность дистанционного обучения детей – прим.ред.).

Для тех, кому интересно: по этой ссылке вы найдете сайт экстерн-офиса, где есть информация о том, как организуется процесс обучения, видео-экскурсия по сайта, выдержки из закона, статьи и новости по теме.

Также желающие могут получить демонстрационный доступ к кабинету ученика на 5 дней. Этого вполне достаточно для того, чтобы оценить уровень сложности и принять обоснованное решение. Многим объем заданий экстерн-офиса кажется слишком большим. Кому-то уровень сложности кажется очень высоким. Но если стараться оценивать объективно, то надо признать, что объем точно меньше, чем если бы все эти же темы изучать по обычным школьным учебникам. При этом на экзамене ученики получают точно те же самые задания, которые они выполняли на тренировках в экстерн-офисе. А для получения допуска к экзамену, который проходит в онлайн-режиме, нужно сдать последовательно все темы по предмету. По-моему, такая система позволяет достаточно потренировать память и мышление и при этом сдать все непрофильные для ребенка предметы, не дожидаясь конца года, освободив, таким образом возможный максимум для глубокого изучения профильных. Это меня и радует.

Кстати, до этого, пока глобальные изменения не произошли, нам даже как-то повезло в течение года получать компенсацию (правда, на одного ребенка) – целых 8 тысяч в месяц, это было таким замечательным подспорьем. Без него мы справляемся тоже, конечно, но было очень радостно, когда мы его получали. Там какая-то была квота, почему на одного ребенка из двоих, потому что там скольким-то учащимся оплачивали компенсацию, скольким-то нет. Не знаю, от чего это зависело. Некоторые родители борются за эти компенсации, но это не в моем характере. Я стараюсь все силы бросать туда, где это действительно необходимо – для меня это обучение детей по возможному максимуму.

 

Сложно ли было роль мамы и роль педагога совмещать на начальном этапе?

На самом деле, это непросто на любом этапе, с одной стороны. А с другой стороны, легче стало в том плане, что у меня осталась только функция организации обучения. То есть у меня исчезла функция контроля качества знаний, полученных в школе. У нас после школы получалось так. Ребенок приходит, садится за уроки, не может выполнить домашнее задание. Я пытаюсь ему помочь, но не решать за него домашнее задание, а выслушать, что он вообще знает по этой теме, в теории, прежде чем он начнет практику решать. Он что-то начинает лепетать. Я пытаюсь сначала отделить, где он знает, где он не знает. После долгих разговоров понимаю, что толком он не знает ни-че-го. Потом еще залезаю в учебник, обнаруживаю, что, например, правило по русскому дано почему-то в наполовину урезанном варианте. Это занимает немало времени. После чего я говорю: «Так, всё, закрываем этот учебник и идем (к примеру) в Интернет». Ищем там какие-то академические учебники в электронной форме, где дано правило в полном варианте, прочитав который и осознав это правило, можно переходить к практике.

Когда мы уходим на семейное обучение, у нас этот первый этап исчезает полностью. К тому же еще исчезает этап «мама, нам этого не задавали, от нас этого не требовали». У сына было ярким цветом, потому что он в принципе не особо трудолюбивый товарищ. Но даже у дочки, в принципе послушной перфекционистки, тоже такое было местами – может быть, даже не потому, что она ленилась, а потому что она искренне пыталась понять, кто прав – учитель или мама.

На семейном остаются только мои требования – достаточно высокие. И им, моим требованиям, не мешают низкие требования учителей. Мы можем уже сами планировать свое время. Получается, что больше успехов у нас получилось с дочкой, потому что у нас было больше времени. Сын занимался на СО 8, 9, 10 классы. В 11-м он вернулся в школу, чем меня немало опечалил.

 

А почему он захотел вернуться в школу?

Потому что мои требования были гораздо более серьезными. А он 7 лет в школе учился получать пятерки, не напрягаясь. И в 11 классе, когда у нас в полный рост встал переходный возраст, он не просто вернулся в школу, он уехал от меня – сначала к папе, с папой (главным образом, с папиной женой) они тоже не нашли общий язык, потом переехал к бабушке. Так что 11 класс у нас, можно сказать, вылетел в трубу. Тем не менее, я думаю, что все-таки мои усилия какие-то плоды дали. В результате он умудрился сдать ЕГЭ таким образом, что без проблем поступил в неплохой московский ВУЗ – МИИТ, на программирование.

А с дочкой у нас все происходило прямо по той схеме, как Чапковский рассказывает. Что сначала происходит «расшколивание» – т.е. отвыкание от того, как всё происходит в школе, потом поиск собственных методов получения образования. Теперь у нас уже идет такой процесс обучения, который должен быть, который мне нравится, когда у ребенка есть какие-то цели, когда у ребенка нет ступора из-за страхов, навязанных школой – например, «я не понимаю математику». Недавно она меня обрадовала, сказала: «Я никогда не думала, что я это скажу, но теперь я это говорю. Математика – это действительно самый простой предмет для сдачи экзамена». Она имеет в виду то, что по математике объем знаний, который нужно усвоить, ограничен. По гуманитарным предметам для поступления на тот факультет, на который дочка метит (дизайн), объем знаний настолько велик, что стоит вопрос, сколько мы успеем из этого объема освоить. Ей нужно как можно лучше знать историю искусств – люди изучают ее годами, всю жизнь и продолжают понимать, что они еще не всё знают. У нее 3 года на освоение этого предмета. Помимо него еще есть масса других вопросов.

 

Сложно ли Вам было обучать дома одновременно двоих детей?

Может быть, как раз с этим было связана некоторая бессистемность с дочкой, потому что много внимания занимал сын. Когда она осталась одна, стало проще.

На самом деле, знаете, чем больше времени проходит, тем больше я понимаю, что нет совершенных систем. Поэтому не стоит бояться бессистемности. Бояться стоит фрустрации – когда человек от страха, что у него не получится, не делает ничего. Надо действовать по принципу «глаза боятся, а руки делают». Делать хотя бы что-то. Кто-то это называет методом маленьких шажков, кто-то по-другому называет. В любом случае чем сидеть и бояться, что ничего не получится, лучше начинать что-то делать. В процессе оно постепенно организуется. А идеальных систем нет. Школьная система однозначно не идеальна. Любая система не будет идеальной.

Меня недавно кто-то спросил: «А как вы выбираете занятия для детей? Вы не боитесь, что вы будете заниматься одним, а упустите что-то другое?» Я говорю: «А этого даже не стоит бояться, это однозначно так и будет. Мы не знаем великих скрипачей, которые при этом великие боксеры. Есть, конечно, Ломоносов, который и математик, и физик, и литератор, и скульптор, и мозаичник (но все же при этом он не великий спортсмен при его отличных физических природных данных), и т.д. Но это единицы в истории. В большинстве своем люди развиваются значительно в чем-то одном, и соответственно, не развиваются в другом, потому что у них на это просто не хватает времени. Поэтому единственное, что тут можно посоветовать, - следовать за интересами своих детей. Не заставлять их заниматься тем, что им однозначно не нравится. А если человеку нравится что-то, то пусть он этим занимается. Пусть он в этом развивается. Когда он поймет, что ему что-то перестало нравиться, пусть он найдет другое занятие, себе по душе.

Дочка сменила множество секций – она занималась художественной гимнастикой, конным спортом, ходила в театральную студию, в эстрадную студию. Что-то не понравилось – сами занятия, коллектив или педагог, она сказала, что не хочет больше туда ходить – ради бога. Значит, будем что-то другое искать. Главное, не сидеть дома, не отказываться вообще от какой-то деятельности. А менять – мне кажется, не стоит этого бояться. Не стоит даже бояться менять работу взрослому человеку. Главное, менять ее на другую работу. Не на безделье и не на сидение дома у кого-то на шее. А в детском возрасте, подростковом, тут вообще, по-моему, это надо делать особенно активно.  Искать, искать, искать, в итоге найдешь, выработаешь свою систему, которая будет лучше других именно для тебя. Для кого-то другого она, скорее всего, не подойдет, потому что другой человек будет иметь другой темперамент, биоритмы и так далее.

Нам еще с дочкой хорошо, что мы обе совы. Мы свободно можем с ней допоздна просидеть, энергия может проснуться после 10 вечера, до 2-3 часов ночи будем чем-то с азартом заниматься, потом дружно можем проспать часов до 10. Можем взять себя в руки, встать в 8 часов, а потом в 10 вечера проснуться окончательно и еще снова ночью позаниматься чем-то. Вчера увлеклись этой ее лепкой, смотрим – а уже второй час. Но сегодня встали вовремя.

 

Как строится обучение в школе Битнера? Какие материалы используете при учебе, при подготовке к аттестациям?

Ограничиваемся тем, что есть в экстерн-офисе, по тем предметам, которые нам для жизни и для поступления не нужны. Те предметы мы «спихиваем» побыстрей по возможности. У него при этом, что мне нравится, у него все-таки нет «халявы» ни по одному предмету, т.е. по любому предмету есть определенный объем. Знаю, некоторые уходят от Битнера, потому что считают, что там слишком сложно. Я считаю, что там как раз оптимальный объем. Все-таки какой-то объем по предметам освоить надо просто для того, чтобы потренировать память, мышление, кругозор приобрести. Даже если география какая-нибудь тебе не нужна для поступления, все-таки человек должен, наверно, представлять себе немножко, что мы живем на Земле, что на ней 5 материков, океаны и т.д. Ради общей эрудиции, ради общего развития, я думаю, что определенный объем надо проработать. И, по моему мнению, экстерн-офис как раз оптимален для того, чтобы его можно было освоить, но при этом себя не угробить.

А по тем предметам, которые нам нужны для сдачи, для поступления в институт, мы не ограничиваемся тем, что есть в экстерн-офисе, потому что там все-таки урезанный объем знаний необходим для сдачи экзамена. И поэтому мы ищем активно дополнительные учебники, справочники, гуглим активно.

Меня очень радует, что репетитор по математике с ней занимается по учебнику Никольского. Я сама пробовала с ней заниматься по этому учебнику, но мне собственных знаний не хватает. Это МГУ-шный учебник, и вот я смотрю, как они занимаются, и понимаю, что там ничего сложного не было. Просто я все-таки не специалист. Может, конечно, я что-то основательно забыла, но подозреваю, что все-таки какие-то вещи там есть, которые нам в школе не давали. Потому что у нас были другие учебники. А с репетитором они бодренько так занимаются, она решает всё без проблем.

По русскому, к сожалению, хороших учебников практически нет… раньше был учебник Розенталя, по которому я сама готовилась к поступлению. Я купила учебник Розенталя, но это какое-то переиздание. Приходится информацию искать в разных источниках. Но в основном ориентируемся на справочники для подготовки к ОГЭ, но дополнительно приходится много чего разыскивать в Гугле. Я думаю, что в любом случае она сдаст его неплохо. Раз даже неплохо сдал сын, который фактически, на мой взгляд, не занимался. Ситуация с учебниками по русскому, конечно, удручает.  Скомпенсируем, слава богу, в этом направлении я сама очень даже неплохого уровня специалист. Думаю, эту проблему мы решим.

По литературе не знаю, что у нас в итоге получится. Сдавать ей, если она не передумает опять, литературу, русский, математику всем сдавать. Английский она учит, собирается его сдавать на ОГЭ и на ЕГЭ, но для поступления он ей не нужен. Он ей нужен для жизни, мы считаем. По выходным дочка посещает группу, как они ее называют, Five o’clock (Встреча за чашкой чая). Это такие группы, где люди общаются, где живое общение на английском. На самом деле очень живого общения пока у нее не получается, но тем не менее ее подружка, которая учится в школе, как-то раз присутствовала при ее этом занятии, и была в культурном шоке. Сказала, что для нее это вообще за гранью понимания, как это так можно – просто сидеть и просто общаться на какую бы то ни было тему (даже притом, что ты подготовился заранее мало-мальски).

У нас, к сожалению, немножко не хватает времени. Я думаю, как нам еще оптимизировать наши занятия, потому что хочется больше успевать. Сопротивления со стороны дочки я не замечаю. Но просто мы обе с ней медленные, как мне кажется. Поэтому мы стараемся продумать, как нам еще уплотнить наши занятия, рабочие и учебные, чтобы эффективнее у нас шло обучение языка. Потому что надо много всего. И историю искусств надо в хорошем объеме изучить. Кстати, тоже она говорит – наверно, это будет самое сложное. Там, куда она хочет поступать, будет собеседование по истории искусств, и надо представить дизайнерские проекты, в общем, объем работы очень серьезный, помимо школьной программы. Стараемся сейчас организоваться. Впереди еще 2,5 года, но на самом деле этого времени не очень много. Тем более все остальные, кто туда тоже собирается поступать, тоже это время зря терять не будут. Дочка это, в общем-то, понимает, поэтому старается. Посмотрим, что из этого выйдет.

 

Социализация без школы

Как восприняли дети свое новое положение, новую жизнь без школы? Поначалу радовались, наверно? Не разочаровались ли со временем, не было ли им скучно без привычного окружения сверстников? Не возникло ли у детей проблем в общении со сверстниками (ведь очень многие считают СО нереальным именно по причине социальной изоляции детей-«семейников»)?

На самом деле радости в первое время по поводу перехода на семейное, такой именно, как «Ура, без школы», у сына не было вообще. Абсолютно. Потому что в школе ему было свободнее, чем дома. Потому что в школе был просто общий зоопарк, общая стойка на ушах, вплоть до отсутствия учителей на уроках – типа выдано задание, а учитель типа занят чем-то более важным, чем ведение урока. То есть у сына было напряженное по этому поводу состояние, что теперь дурака валять не получится.

У дочки тоже не было радости после перехода на семейное обучение, эйфории, скажем, не было. Потому что она тоже понимала, зачем она туда ушла. Как я уже говорила, это было ее решение –  наше совместное, но высказанное впервые ею. Вместе с тем она очень хорошо понимала, что теперь вся ответственность на нас.

Что касается социализации, то у сына с этим никогда проблем не было, и их не возникло с переходом на семейное, скорее, наоборот. Все связи, которые были в классе, сохранились. Общение с теми, с кем он хотел общаться, продолжилось – мы, собственно, далеко-то не уехали. Когда сын перешел на семейное, мы жили еще в Волгоградской области, город не очень большой, школа недалеко, т.е. есть желание пообщаться – идешь и общаешься, без проблем. Его же никто дома не запер. Зато то время, которое бездарно проводилось в школе до 7 класса, стало довольно полезно проводиться дома. А вечер, соответственно, освободился для каких-то других дел.

Если в 7 классе сын уже начал пропускать тренировки по карате (иногда становилось понятно, что сегодня не будет тренировки, потому что надо делать домашнее задание, восстанавливать какие-то пробелы), то в 8 классе он не пропускал карате, он успешнее стал выступать на соревнованиях, были 1-2-е места, чего до 8 класса не случалось. И кроме этого, он еще стал посещать эстрадную студию. Там он занимался танцами, участвовал в выступлениях. Т.е. по сути социализации стало больше, а не меньше. К тем школьным друзьям, которые остались, и «каратешным» друзьям, с которыми продолжалось общение в том же режиме, добавились еще друзья, которые были в эстрадной студии, с концертов.

Я вообще, честно, не понимаю, когда у меня спрашивают: «А как же социализация?» Я не понимаю, в чем вообще вопрос. Потому что семейное обучение вообще не мешает общаться. По-моему, оно открывает больше возможностей для общения.

Кстати говоря, сегодня как раз думала на эту тему. Думала, потому что в Интернете разные вопросы мне задают, некоторые такие вопросы возникают, которыми я сама не задавалась почему-то. И я думаю, что, может быть,  то развитие событий, которое мы сейчас наблюдаем с сыном, оно как раз простимулировано семейным обучением. Пока, наверно, рано все-таки говорить, окончательно делать выводы, хорошо это или плохо. Но на данный момент я думаю, что, скорее, хорошо. То, что мы с ним очень разные люди (по темпераменту, по жизненным взглядам и т.д.) – часто, насколько я понимаю, в таких случаях вырастает юноша, который сидит на шее у матери очень долго, мучает себя и мать. В общем, я думаю, что как раз та дополнительная социализация, которая возникла благодаря переходу на семейное, она, возможно, дала ему большее ощущение свободы, чем обычно имеют его сверстники.

Он уехал в 16 лет от меня, бросил на 1 курсе институт и ушел в «самостоятельное плавание». Сейчас он живет в Питере, живет полностью самостоятельно, себя обеспечивает, он поменял массу мест работы, у него постоянно то какие-то новые идеи, то они отсекаются. Как я могу оценить, сейчас происходит активный поиск себя и своего места в этом мире. У него нет страха куда-то уйти, что-то бросить, что-то начать новое. Многие, как и я в его возрасте, переживают этот момент разочарования в выбранном ВУЗе, вообще в высшем образовании как явлении. Но я, тем не менее, осталась в том ВУЗе, и не то чтобы я жалею, что я получила тот диплом, но на получение диплома я потратила больше времени, чем на работу по той специальности, так получилось. 4 года я училась на педагога, 2 года я проработала в школе. Потом жизнь меня вынудила школу бросить. Нужно мне было это образование высшее? Я не знаю, честно.

 

Возможно, как раз в обучении детей оно пригодилось?

Возможно, конечно. Но с другой стороны, меня вырастили родители-инженеры и бабушка-врач. Причем, на мой взгляд, бабушка, врач-педиатр, она была вообще каким-то волшебным педагогом. Это можно долго рассказывать, но бабушка реально была волшебником. Если ей «попадался в руки» совершенно невозможный, невоспитуемый, необучаемый ребенок, то через месяц он становился нормальным человеком на всю оставшуюся жизнь. Я это видела своими глазами. Я понимаю, что для того, чтобы воспитывать, по крайней мере, собственных детей и внуков, вовсе не обязательно иметь высшее педагогическое образование. Я даже знаю, вижу вокруг себя немало более успешных родителей, чем я – которые тоже не получали педобразование. Которым просто где-то больше повезло с супругами, где-то, может быть, больше повезло с собственными родителями (хотя я считаю, что и мне тоже повезло с родителями, просто нет ничего идеального).

Сейчас еще немного объясню про дополнительную социализацию. Семейное обучение позволяет куда-то поехать, не дожидаясь каникул, особенно если мама тоже предприниматель, не работает на окладе и не ждет отпуска, который ей дадут. Таким образом, мы не подстраивали свои поездки к заданному кем-то времени. Нет вот этого ощущения ожидания отпуска и каникул, для того чтобы куда-то поехать и плюхнуться на пляж пузом кверху. У нас ни разу не было такой поездки, «на пляж», к морю, чтобы отведенные по путевке 7, 10, 14 дней пролежать на пляже, не выходя далеко за пределы отеля. Зато у нас была, например, поездка в Крым с моими коллегами-копирайтерами – т.е. это люди однозначно выше среднего уровня развития. Я очень рада была, что мы с детьми поехали. Особенно с сыном я заметила плюсы… где-то это минус, конечно, что для него нет непререкаемых авторитетов по умолчанию. Но, с другой стороны, люди взрослые и развитые нормально воспринимают подростка, который общается с ними на равных. Они это даже приветствуют, поддерживают, и я думаю, что это так или иначе способствовало формированию у детей доверия к миру, к людям, пониманию того, что при любом изменении обстоятельств с тобой рядом окажутся какие-то люди, которые могут быть тебе где-то полезны, где-то приятны. Т.е. нет этого страха перед миром, который часто бывает у людей, которые 10 лет заперты в ограниченном коллективе.

Многие, почти все люди, кто хоть раз задумывался над этим, понимают, что детский дом – это плохо. Потому что там всё по распорядку, и они выходят оттуда как раз не социализированными. Они там вроде бы и в коллективе, но этот коллектив очень замкнутый. Там нет даже социализации в кругу семьи. К примеру, они не отвечают за готовку пищи, или отвечают в «урезанном» виде. Они выходят в жизнь и часто теряются, потому что не могут делать элементарные вещи: вести хозяйство, устанавливать семейные связи (поскольку у них был коллектив, но не было семьи). И мне кажется, что чем больше человек проводит времени в школе, тем хуже для социализации.

У меня есть возможность сравнить в некоторой степени менталитет «окраины» (мы жили в  Волгоградской области) и московский, где родители часто вынуждены детей не только в школу отдавать, а еще и в продленку часов до 8-9 вечера, что для меня вообще просто невероятно. Дети растут практически реально как в детдоме, только что спят дома. Они в детском коллективе проводят половину суток. А дома, с родителями… они только спят. И там – в Москве, Подмосковье – везде ощущается, что связи между родителями и детьми сильно разорваны. Даже в каких-то мелочах, незначительных моментах. Например, когда дочке исполнилось 15, и мы с ней должны были сходить к врачу по небольшой проблеме со здоровьем, связанной с ее полом, мне хотелось разобраться в вопросе. И в Подмосковье я к нескольким врачам с ней ходила, и все меня моментально, чуть ли от порога выгоняли из кабинета – «мы будем разговаривать с девочкой, ей уже 15, мало ли какие у нее секреты». Я даже не пойму, какой в этом смысл, все равно ведь, если потребуется какое-то более-менее серьезное медицинское вмешательство, то все равно мне придется в этом участвовать: оплачивать какие-то процедуры и т.д. Т.е. это у людей до автоматизма – 15 лет, всё, разговариваем без мамы. На периферии такого не было, ни у нас с моей мамой, когда мы ходили с ней к гинекологу, ни сейчас, там, где мы живем, в Волгоградской области. Даже вопросов таких не возникает, мы заходим с ней вместе в кабинет, с нами разговаривают вместе. Там, где хотя бы родители не вынуждены до ночи отсутствовать и детей передавать чужим людям, даже на таких моментах выясняется, что семейные связи разорваны все-таки не полностью.

Получается, есть несколько уровней социализации. Детдомовские, где нет даже семьи, семейно-школьный, где есть школа и семья, и когда есть только семья и нет школы – то есть школа выступает только как контролирующий орган. Мне кажется, в этом варианте как раз социализация получается максимальная. Дети имеют возможность общаться и с социумом, и в той же школе, когда туда приходят, а семья ему дает максимальную возможность для социализации.

Родители находятся рядом в разных ситуациях (например, в общении с соседями какие-то возникают нюансы), и дети видят полноценно действия родителей, получают возможность какие-то механизмы, способы взаимодействия перенимать. Потому что в школе они перенимают способы взаимодействия друг от друга, а все они не взрослые еще. Соответственно, эти методы общения не самые умные, взрослые.

 

Развитие самостоятельности детей при семейном образовании

Марина, каково было и есть Ваше участие в процессе учебы детей? Занимались ли они самостоятельно или приходилось их постоянно подталкивать к занятиям?

Вопрос сложный. Мне кажется, у моих детей разный уровень одаренности – сын одарен в большей степени. При этом у него наблюдается явление «гений и раздолбайство – две стороны одной медали». То, что ему очень легко многое дается, это стало для него, на мой взгляд, минусом. У него совершенно не сформировался даже при всех моих усилиях навык «пахоты» – чтобы сесть и добиться.

Я уже говорила, что забрала его из школы, когда обнаружила, что это вообще законно. Если бы я раньше обнаружила, я бы раньше забрала. Потому что в первом же классе стало понятно, что в школе ему, по сути, ничего не дадут. Потому что он пришел с объемом знаний, превосходящим первый класс, это точно, а может, и второй, и никому там не было интересно заниматься его дополнительным развитием, под него подстраиваться, дополнительные задания ему давать. В школе он 7 лет учился дурака валять.

Еще такой есть нюанс. Он ярко выраженный технарь, а я ярко выраженный гуманитарий, правда, воспитанный, слава богу, инженерами и сдававший математику и физику на «пять». У меня есть какой-то объем знаний, достаточно неплохой для гуманитария, так скажем. Но, тем не менее, там, где нужны какие-то особые способности, и это, например, предмет информатика, раньше такого не было (у нас было, но сейчас многое изменилось). В общем, так вот чтобы сесть, вникнуть и ему рассказать – это я могу по русскому, по литературе, по истории, но эти предметы для него не особо актуальны. Русский, кстати говоря, он сдал лучше, чем математику и информатику (возможно, благодаря тому, что я с ним занималась). Если по русскому я могу сесть и вникнуть конкретно в предмет и всё объяснить детально, то по математике до какого-то времени, класса до 7-8, я еще могла. Что касается физики, а тем более информатики, а тем более программирования – единственное, что я могла, это просто заставить его сесть и вообще заняться. Проконтролировать, чтобы он вообще занимался чем-то.

Кстати, по физике был у нас такой эпизод, который убедил окончательно в том, что хуже у нас точно не будет, чем в школе. Три четверти изучения физики, когда она у них в 7 классе началась, я думала, что не буду соваться, ибо я не физик, там есть учительница… ну и у нас постоянно разговоры были: нам этого не задавали, от нас этого не требуют, задачи мы не решали. И каждый раз у него была четверка в четверти. В 4-й четверти я ему сказала: ты видишь, у тебя четверки. Это всего лишь 7 класс, ты можешь на «пять», я уверена. Но почему-то «пять» не получаешь. Поэтому давай-ка будем делать так. Мы с тобой физику будем изучать сами. Уже были тогда разговоры о переходе на семейное, поэтому он согласился на такую систему, не особо сопротивляясь.  Я говорю, я буду руководить тобою, я не могу тебе объяснить физику, проверить что-то, но я буду руководить настолько, насколько могу. Просто как организатор. И я просто следила, чтобы он прочитал параграф, чтобы он ответил на вопросы после параграфа, решил немногочисленные задачи, которые есть в учебнике. Может, еще мы какие-то брали задачники, не помню уже. В общем, в последней четверти у него текущие все пятерки и пятерка в четверти, соответственно. На семейном обучении у него тоже были все пятерки по физике.

А по программированию у нас был один раз такой момент. Он взял учебник по информатике, там какая-то часть информации об устройстве компьютера, Word, Excel, а потом к концу учебника уже программирование. В чем я вообще не разбираюсь и разбираться не собираюсь, мне это не надо. А сын собирался быть программистом. (И он на программирование успешно поступил после 11 класса). И вот он сидит и что-то там понять не может. А работать не привык. Слезы, сопли, «я ничего не понимаю, что мне делать, ты меня из школы забрала, я без учителей». Я ему говорю: «Тебе нужна, ты считаешь, школа? Ну-ка позвони другу (который учится в школе) и попроси его тебе помочь. Он поможет?» – «Я, – говорит, – ему уже звонил, он ничего не знает» – «И что? И ради чего тебе нужно в школе тогда быть? Чтобы тебя там тоже не научили? Только там ты бы это воспринимал, как нормальное явление. Тут ты хоть дома сидишь и соображаешь: вот тут ты знаешь, тут ты не знаешь. А там бы, как обычно, ты сходил, вроде как пятерку получил и «Что тебе, мать, еще надо, я же «пять» принес».». Такие разговоры у нас были регулярно: «У меня же «пять», чего тебе еще нужно?»

В этой ситуации я сказала: «Ты хочешь быть программистом. Хорошие программисты, и вообще любые специалисты – это те, которые не только изучают то, что другими сделано, а те, которые (особенно программисты) программы сами создают. Которые идут впереди, которые двигают эту науку. Если ты не в состоянии освоить учебник, то из тебя не получится программиста. А если ты хочешь, чтобы он получился, то берешь учебник и изучаешь. Это не такая вещь, как статус вконтакте – прочитал две строчки, всё понял, молодец, пошел, рассказал, вместе с друзьями поржали. Тут нужно посидеть, вникнуть, подумать, попробовать сделать, не получилось – выяснить, в чем проблема, и так далее». Попсиховал, порыдал, понял, что помощи ждать неоткуда, сдавать как минимум в школе эту информатику надо. И благодаря этому опыту он понял, что он вообще может. В школе, я уверена, у него такой возможности, понять, не было бы.

Продолжение истории было в 11 классе, когда он вернулся в школу. Прошла олимпиада по информатике в школе. Первое место у него. Про городскую олимпиаду уже не помню, была ли она. Потом была олимпиада областная. У нее был отборочный тур. Надо было решить, неважно, с помощью или без, 6 или 8 задач. Очень показательно, что не только никто из учеников, но и учительница по информатике не решила ни одной задачи. Саша решил сам то ли 3, то ли 4. Без чьей-то помощи. Мне эта ситуация очень понравилась, и я решила в ней поучаствовать. Сын к тому времени жил не со мной, а с бабушкой. Я нашла ему репетитора. Это оказалось не очень просто найти специалиста нужного – высокого – уровня. По интернету получилось найти репетитора в Питере. Такой нормальный мужик, серьезный, жесткий. Собственно, Саше такого и надо. В общем, с репетитором они тоже решили не всё, но больше половины уже было решено на отборочном туре. Учительница с радостью его отправила на областную олимпиаду, куда он поехал один. Потому что никто просто и не захотел, да никто и не решил ничего. Меня, кстати, поразила ситуация, что в той школе, где он учился, были два одиннадцатых класса, и они оба были математические: один математико-экономический, а другой физико-математический. При этом Саша умудрился занять первое место на олимпиаде по математике в школе, первое место по информатике. И это притом, что он практически не учился в 11 классе, мне постоянно жаловались, что он прогуливает уроки, не делает домашние задания. Я говорю, не понимаю, объясните мне, как человек, который не учится, умудряется занять первое место на олимпиаде? Это искренний мой вопрос был – я правда не понимала, как такое возможно. Классная руководительница сказала, просто больше никто не захотел. Я тоже этого не могу понять, как из двух математических классов никто не захотел поучаствовать в олимпиаде. На олимпиаду он тоже поехал один и рассказывал потом – я такой один был, везде были команды, а от Апатит почему-то я один был. Он занял 3-е место в области. В общем, такой он у меня товарищ, нестабильный. То он ничего не делает, а если что-то делает, то он может. Но он редко хочет. Но с другой стороны, смотря с чем сравнивать.

С дочкой у нас более традиционный, скажем, способ организации. Она прислушивается ко мне. К тому же, ей больше повезло в том плане, что я ее раньше забрала из школы. У нее было время, чтобы перестроиться: забыть вообще о том, как это бывает в школе, перестать вообще на это ориентироваться, думать об этом, сравнивать с тем, как это происходит у нас. У нее был период, когда ей было тяжело. В основном морально. Потому что она понимала, что халява, которая продолжается (в первой нашей СО-шной школе требования на экзаменах были очень низкие), это не хорошо и надо с этим что-то делать. Дочка подтянулась – начала решать математику. В школе она имела пятерки-четверки, при этом она не решала задачи. Я не знаю, как у нее получались четверки-пятерки. Через месяц после того, как она ушла на семейное, она сказала: «Мама, я умею, оказывается, решать задачи!»  Худо-бедно, не каждый раз, но вообще такое явление появилось в нашей жизни – ребенок сел, и сам с начала до конца решил задачу.

С каждым годом программа становится сложнее, объем становится больше. Было у нас много систем, была бессистемность. Когда была бессистемность, она была не целенаправленная бессистемность, а просто пока мы искали, пока не выработали какую-то систему, бардак был в организации.

Сейчас примерно так у нас день строится. В рабочие дни (с понедельника по пятницу) мы стараемся вставать часов в 8 – когда как получается, когда в 7.30, когда в 6.30, когда в 10.00 садимся заниматься. Но, в общем и целом, стараемся ориентироваться на 8.00. В 8.00 она встает, гуляет с собакой и садится заниматься. В начале дня она пишет себе план работы. Разрабатывая план работы на день, она ориентируется на глобальный план: к такому времени мне нужно сдать русский, к такому химию и так далее. Когда она составляет план работы на день, она смотрит, что ей нужно сегодня сделать, чтобы к такому-то сроку успеть сделать такой объем работы. В этот план включаются занятия по школьному стандарту, плюс еще те вещи, которые в школьный стандарт не входят, но ей нужны самой для жизни, для будущей профессии: рисование, история искусств, английский. Ну и соответственно, тренировки, какие-то текущие дела. Не всегда получается этот план выполнить, но в целом стараемся выполнять. Такая вот система, и я с каждым годом всё меньше непосредственного участия в ней принимаю.

В качестве консультанта я постоянно присутствую. Мы с ней работаем за одним рабочим столом, длинным, у нас рядом стоят компьютеры. Поэтому если у нее какой-то вопрос возникает, она может ко мне сразу обратиться. Я ей отвечаю сразу, если сама знаю ответ на вопрос, или помогаю ей найти информацию – т.е. сформулировать запрос в поисковике, или какие-то сервисы. Вот, например, если вопрос касается русского, то у меня в закладках есть несколько сервисов, которыми я сама пользуюсь в своей работе – она тоже ими пользуется. Некоторые сервисы мне, бывает, коллеги подсказывают, я сама, например, ими не пользуюсь, но чувствую, что ей они могут понадобиться. Бывает так, что порекомендую ей, смотрю, а мне и самой полезно.  

 

Семейное образование и репетиторы

Прибегали / прибегаете ли к услугам репетиторов, по каким предметам, как часто?

Минимально и нерегулярно.

Самый первый наш опыт общения с репетитором закончился забавно. В 8 классе я пришла с сыном к репетитору по математике. Это была женщина, которая проработала уже учителем математики долгое время, и она была на пенсии. Мы к ней пришли со сборником тестов, типа ЕГЭ-шного, только он для 8 класса был. Сын в этом сборнике тестов решал сам (нормально у него получалось, без помощи) задачи в части А и В, и у него были какие-то проблемы с некоторыми задачами части С. Часть он решал, а часть не мог решить. Ну и мы пошли к репетитору, чтобы она ему помогла, чтобы он решал все. Я их оставила на час, через час пришла, и она мне говорит: «Я вас не возьму. Потому что я эти задачи не понимаю, зачем они нужны в таком классе. Всё, что я могу ему объяснить, он и сам решает». Ну и мы пошли дальше думать, что с этим делать.

Потом мы нашли репетитора в нашем же городе, в оффлайне с ним занимались. Он был довольно жесткий дяденька, готовивший на 100 баллов детей. Сын у меня приходил после занятий выжатый, как лимон. Зато было понятно, что от этих занятий есть польза.

Потом мы уехали в Подмосковье, и стало невозможно к этому репетитору ходить. Искали по скайпу, но что-то больше мы таких математиков не нашли.

А потом кто-то мне подсказал, что в Москве, оказывается, есть при МГУ разные преподаватели, кружки. В общем, Саша ездил в Москву из Ногинска на занятия физико-математического кружка, которые вел преподаватель Шведов. Я не знаю, оплачивается ли этот труд человеку от университета, но мы ничего не платили. Это был совершенно бесплатный кружок, на котором преподаватель помогает тем, кто хочет поступить в МГУ, работает с такими детьми. Он даже не только в Москве работает, он еще ездит в Курск, Рязань, Я читала его в ЖЖ или ВК… его посты, где он рассказывал, как он ездит, как все организует, во сколько нужно выехать, чтобы доехать до Курска, что-то провести и в Москву вернуться. Я просто… не знаю… памятник нужно ставить людям, которые такую полезную работу ведут, и даже бесплатно! Я такой вывод для себя сделала: нет явной связи между стоимостью репетитора и качеством услуг, которые он предоставляет. Кто хочет, тот найдет массу возможностей, и даже бесплатных. И наоборот, просто отдать деньги репетитору и надеяться, что всё будет отлично, и ребенок поступит, куда хочет, не стоит.

Со временем стало понятно Саше и позже мне, что МГУ – это больше для тех, кто собирается заниматься всю жизнь наукой. В общем, Саша оставил этот кружок. А я для себя сделала такую заметку: если очень хочется получить какие-то великолепные знания, то это можно делать бесплатно, в Москве, во всяком случае.

Были у нас тоже разные опыты общения с репетитором по английскому – и с сыном, и с дочкой. Из чего я тоже сделала такой вывод, что надо все равно держать руку на пульсе самостоятельно. Репетитор репетитором, но все равно это должна быть активная работа и родителей, и ребенка. Я тут в принципе, конечно, сейчас не открываю никакой Америки – понятное дело. Но с другой стороны, я просто знаю, что есть немало родителей, которые дают деньги, отправляют ребенка и надеются, что всё будет отлично. А потом удивляются, почему результаты не такие хорошие, как хотелось бы.

Была у нас замечательная репетитор, которая закончила МГУ и работала в МГУ преподавателем, но когда она с нами встретилась, она уже там не работала, потому что решила, что ей больше хочется денег, чем престижа. И она ушла в коммерческую сферу. Кстати во время занятий с моей дочкой она еще пошла работать в школу учителем, при нас у нее этот процесс происходил. Процесс осмысления того, что происходит. Она со мной делилась, что сама работать в школе не хотела, но вот маме надо, чтоб была стабильная работа. Но ее ненадолго хватило на этой стабильной работе. Она сказала: «Я чувствую, что там тупею. Мои знания не используются не то что на половину, на десятую часть не используются». В общем, месяц или два она с нами работала, и за это время она успела и устроиться в школу, и уволиться из школы. Ей предложили работу тоже преподавателем, но где-то в бизнес-центре, она учила английскому бизнесменов, которым этот английский был действительно нужен. Не как школьникам в школе – которых загнали в класс и заставляют учить английский. А тем, кому действительно это надо, тем, кто готов платить хорошие деньги хорошему преподавателю с великолепным уровнем знаний. И она от нас отказалась,  и мы поняли, что нет и у нас необходимости пользоваться услугами такого дорогого преподавателя, когда мы всего лишь  в 6-м (или 7-м?) классе, т.е. у нас еще потребности не доросли до ее уровня, который она может дать, а мы еще не скоро до него дойдем.

Потом у нас было еще несколько преподавателей… Но потом мы поняли, что в принципе не нуждаемся в услугах репетитора на данном этапе. А может, не будем нуждаться никогда.

У меня, например, была в юности школьная подруга, она очень умная девушка, и у нее был такой момент в жизни, когда ей нужно было срочно выучить английский с нуля, для того чтобы поступить не в институт даже, а в аспирантуру. Ей нужно было обязательно остаться в Питере. Причем тогда еще не было интернета в таком доступе, как сейчас. И она выучила этот английский и сдала его при поступлении в аспирантуру. Самостоятельно, без репетиторов, на которых у нее не было денег. А сейчас, когда есть интернет, масса ресурсов и видео, и с субтитрами… Только сиди и учи. Хватило бы на всё это времени.

Единственное, сейчас нам нужно подготовиться к сдаче ОГЭ. И там есть какие-то определенные требования, которые именно нужно знать. А мы можем что-то упустить. Поэтому мы вот сейчас, где-то в начале декабря, взяли репетитора по математике (не самого дорогого, кстати говоря). По математике нам это необходимо, потому что мы с дочкой обе гуманитарии. По гуманитарным наукам мы собираемся брать репетиторов только для подготовки к экзаменам. Мы не считаем, что мы что-то там не можем сами освоить, а просто подстраховаться, чтобы ничего не пропустить из каких-то конкретных требований, которые не имеют отношения непосредственно к знанию предмета, имеют отношение именно к организации экзамена.

Занятия с репетитором по математике нас полностью устраивают. Он говорит, что мы у него уже не первые такие, кто на семейном обучении. И сравнивая школьников и семейников, он говорит, что семейники в большинстве своем, в массе, по сравнению с массой школьников, более мотивированы. У них меньше пробелов в знаниях по сравнению со школьниками. Таких вот прямо белых пятен у семейников не наблюдается. Бывает у школьников – они приходят с полным незнанием какой-то темы, или вообще всех тем.   

 

Оценки при семейном образовании

Про оценки и результаты семейного образования у сына Вы уже говорили. А как учится дочка, какие у нее оценки?

В основном 4 и 5 у нас. Даже больше пятерок. Периодически… вот в 6 классе у нас образовался трояк по английскому. И мы не стали его пересдавать. Потом у нас были четверки-пятерки по английскому.

В этом году дочка сдала уже всё, кроме четырех предметов. Две четверки, по истории и по физике, по остальным пятерки за 9 класс. Остались русский, математика, химия. Они у нас уже на финишной прямой. Трояков пока нет в этом году.

В прошлом году был трояк по химии, и я тоже сказала – не хочешь, не пересдавай. В принципе, там можно пересдать, но не захотела и не захотела. В этом году говорю – давай попробуем без трояков. Все-таки 9 класс. В принципе, мы не особо упираемся в оценки. Стараемся следить за качеством знаний, особенно в предметах, которые нам нужны.

Сейчас дочка решила заняться лепкой. Сначала она рисовала карандашом, вообще боялась цвета, потом стала осмеливаться рисовать цветными карандашами, потом она, наконец, взялась за акварель. Последние ее работы – акрил. И вот сейчас ее инициатива была взяться за скульптуру. Я, к сожалению, не успела сфотографировать, она делала довольно правильное лицо из скульптурного пластилина. Вчера вот целый вечер думали, как вылепить губы – вместе соображали, как этот носогубный треугольник устроен, как надо сначала вылепить предварительный объем, чтоб потом получить настоящие губы. Два вечера дочка сама мучилась, вчера уже я подключилась.

Я ей помогаю, я училась в художественной школе, неплохо у меня получалось. Пока моего объема знаний хватает для того, чтобы ей руководить. Еще у нее есть группа вконтакте, где она выкладывает свои работы, но не очень активно, забывает, пока я ей не напомню. Как напомню – выложит что-нибудь. Я стараюсь следить за тем, чтобы она сохраняла работы.

Забыла сказать, она делает фотосессии. Пока бесплатно. Можно посмотреть в группе – что-то в ленте, что-то в фотоальбомах выложено. Что-то с натуры, что-то по урокам. 

В сентябре прошлого года она меня очень выручила по работе. Дизайнер, который взялся делать макет лендинга для моего клиента по моему прототипу, сделал часть работы – и пропал. Отчаявшись его дождаться, я попросила дочку доделать работу. 5 минут перепуганных глаз, 3 дня работы в фотошопе – и благодарность клиента за доведенную до конца работу. Сейчас беремся за еще один лендинг. Думаю, это будет интересный и полезный для нее опыт.

 

Результаты семейного образования

Марина, как Вы считаете, является ли Ваш опыт семейного образования удачным? Есть ли моменты, о которых Вы жалеете, какие-то недоработки? Можете ли Вы посоветовать семейное образование для всей семей – или все-таки это путь, подходящий единицам?

Я думаю, подходит если не для единиц, то для меньшего количества людей. Я совершенно точно не буду его рекомендовать всем подряд. Потому что тут, должно быть, даже не один фактор. Даже просто фактор собственного образования родителей не решает. Тут должно быть и желание заниматься своими детьми, и понимание несовершенства школьной системы вообще, а на данном историческом этапе особенно – поскольку сейчас наблюдается какой-то переходный период. И совершенно непонятно, к чему мы в итоге перейдем. Пока, по-моему, всё только ухудшается. К сожалению.

Многие родители не имеют сами необходимого уровня собственного образования. А те, кто имеют этот уровень образования, не имеют достаточно смелости, настойчивости, трудолюбия для того, чтобы вот так взять и своего ребенка самостоятельно учить. Элементарно не каждый может организовать свою работу таким образом, чтобы совмещать ее с обучением ребенка. Врач, например, не может работать дома. И не каждый зарабатывает достаточно для того, чтобы нанять всех необходимых репетиторов, гувернеров и т.д.

Конечно, я считаю, что мне очень сильно повезло: моя работа позволяет мне учит детей дома. Поэтому я ни в коем случае не считаю, что это в принципе возможно для всех, и кто этим не занимается, тот лентяй, балбес – нет. И, собственно, я никого не знаю из родителей-«семейников», которые бы так считали.

Каждый выбирает именно для себя – если ситуация именно в своей семье это позволяет и к этому располагает или, может, вынуждает. Есть родители, которые просто вынуждены забрать детей из школы, потому что у них какие-то нарушения здоровья, психики, которые, может быть, не ведут к получению справки о необходимости перевода на домашнее обучение, но школьное обучение делают практически вообще невозможным. К счастью, это не наш вариант, но я знаю, что таких вариантов немало. Есть наоборот, дети очень одаренные в чем-то – музыканты, спортсмены, под которых родители уже подстраиваются. Дети живут постоянно на каких-то сборах, в поездках. Подозреваю, что в этих семьях, наверно, папа обеспечивает семью, а мама привязана к этим детям уже как, можно сказать, обслуживающий персонал, который сопровождает ребенка на все его поездки, соревнования, и, соответственно, организует обучение. Потому что в школу он физически ходить не может, он отсутствует. У нас, например, такой мальчик учился в школе, который постоянно был на гастролях. Его не переводили на семейное, но учеба у него очень сильно «западала». Думаю, что если б мама сумела отказаться от своей работы и с ним рядом быть, то, наверно, успехи в учебе у него были бы лучше.

О чем я жалею конкретно у нас, что не получилось? Совершенно точно я знаю – если сравнивать моих детей и детей из каких-то других семей, хоть школьных, хоть на семейном обучении, наверняка найдутся дети, у которых успехи лучше. Если не во всем, то в чем-то, а может быть, и во всем. Есть, может быть, более организованные родители, более организованные и одаренные дети.

Я не считаю, что наш опыт самый лучший, самый уникальный, есть и более успешные, наверное. Но совершенно точно то, что мы получили сейчас, лучше того, что мы получили бы, оставаясь в школе. В этом я совершенно не сомневаюсь.

Потому что если бы я в этом сомневалась, я бы, наверно, из школы бы детей не забирала. Если бы у меня не было понимания, что там катастрофа какая-то происходит – на мой взгляд. Так что я считаю, что наше решение было правильным. Собственно, дети со мной согласны.         

Кстати, могу рассказать забавный случай из нашей практики. Он как раз о результатах, пожалуй, но не только о них. Еще больше он о том, какие все люди разные – и это хорошо. И это значит, что не стоит бояться быть «не как все» - по той простой причине, что само это понятие «все» может обозначать очень разные явления в зависимости от места, времени и других факторов.

Начну немного издалека, чтобы было понятнее. Как я уже говорила, на СО мы ушли в середине 4-го класса, но готовились морально к нему уже с 3-го. По окончании 3-го класса я купила ей сборник тестов за 3 класс по русскому языку. Сходу она не выполнила и половины заданий. Расплакалась.

В 4-м ушли на СО. Экзамены сдавали по тестам. По русскому вышло 4 на первом экзамене. Опять были слезы. Но эта 4 была ценнее, чем все предыдущие 5. В конце 4 класса тесты из сборника той же серии выполнены были почти на 100%. Начиная с 5 класса и до настоящего момента по русскому всегда 5 на экзамене.

Но в 5 классе реакцией на предложенные мною олимпиадные задания по русскому снова были слезы и глаза, в которых стоял немой вопрос: «Мама, за что???» Я решила не форсировать, но постепенно к занятиям по обычной стандартной программе добавлять олимпиадные.

Переехав в Подмосковье, мы стали по возможности посещать разные мероприятия для умных детей. Одним из приятных моментов было посещение фестиваля науки для детей разного возраста, где мы, помимо прочего, посетили лекции по филологии, проведенные профессорами МГУ. Лекции шикарные, у дочки глаза горели))

Был там, кстати, забавный момент. Лектор пригласила слушателей к обсуждению какого-то вопроса, а один из слушателей (взрослый) стал активно с нею спорить. Развернулась настоящая интеллектуальная баталия)) Такой себе бокс, только умственный и интеллигентный)) В общем, дочка впечатлилась. Потом мы там же купили 2 книжки Летней лингвистической школы. Дочка их обе прочитала, о непонятном спрашивая.

И вот классу к 6-му я снова рискнула дать ей задания олимпиады какой-то всероссийской. Вопреки традиции реакция была совершенно будничная, а задания были выполнены более чем наполовину. Так что первый тур она прошла вообще легко. Потом, правда, к сожалению, случилась заминка по причинам, непосредственно с дочкиными способностями не связанными – нас как раз вывели из контингента школы – и в этой связи на очный тур нас взять не захотели. Меня это сильно удивило, ну да бог с ним.

А в 7-м, если не ошибаюсь… (или в 8-м?...) я обнаружила, что в Москве работает лингвистический кружок, занятия в котором ведут преподаватели и активные студенты ведущих московских вузов. Темы занятий выходят далеко за рамки школьной программы, то есть это именно для олимпиадников, для тех, кто с лингвистикой собирается всерьез связать свою жизнь. Кстати, тогда мы еще думали, что дочка будет поступать на филологический или лингвистический.

Я, вся вдохновленная сим открытием, дочке о нем поведала, она восприняла с энтузиазмом и священным трепетом и мы стали собираться. А так как мы, как истинные социопаты (шутка), давно уже были оторваны от жизни, то оделись на это мероприятие в соответствии с собственным ощущением того, какая форма одежды должна быть, когда ты отправляешься в храм науки.

Точнее, я без особого нажима пыталась засунуть дочку в обычную повседневную одежду, но она посмотрела на меня, как на кощуницу – и оделась так, как обычно одевалась на экзамен, проходящий в режиме видеосязи. Мне не оставалось ничего другого, как одеться соответственно ее выбору.

И вот приходим мы по указанному адресу где-то в центре Москвы (точный адрес уже не помню). И попадаем в здание, интерьеры которого оформлены в мною уже слегка подзабытом, но где-то в уголках сознания бережно хранимом стиле. То есть в стиле отсутствия какого бы то ни было стиля. В стиле подчинения пространства потребностям его обитателей.

А обитатели – это рафинированное общество, состоящее исключительно из современных паганелей – погруженных в научные изыскания до такой степени, что многое тривиальное им чуждо. Стильная одежда? Макияж? О чем это Вы, сударь?

И вот среди этого высшего интеллектуального общества появляется моя зайка – в красном платьице по точеной фигурке, в вишневых туфельках, с аккуратно заплетенной светлой косой, тщательно накрасившаяся и со свежим маникюрчиком. Что само по себе, конечно, не плохо, но абсолютно мимо кассы.

Дочь опешила очень сильно, но взяла себя в руки и шагнула в аудиторию. А я осталась ждать ее в коридоре и периодически ловить на себе недоуменные взгляды постоянных обитателей этого благословенного места.

Не знаю, опешили ли ребята, пришедшие на занятие. Подозреваю, что не все из них вообще осознали, что это единственное светло-яркое пятно во всей аудитории – одушевленное и говорящее. Тем более что говорящее оно было очень нечасто, ибо, во-первых, для того, чтобы начать говорить, дочке обычно надо немного освоиться, а во-вторых, как она сама сказала по дороге обратно, «я, оказывается, даже что-то понимаю… только вот, так обидно – как только я приготовлюсь что-то сказать – тут же оказывается, что меня кто-то уже опередил!»

Это меня, признаться, не удивляет. Мы с нею обе тугодумы. Можем решать сложные задачи, но времени нам требуется буквально совсем чуть-чуть, но больше, чем другим людям, равным нам по уровню развития. А иногда и не чуть-чуть.  Обидно, да, но это не самое страшное.

На занятии им выдали распечатанное задание по лингвистике из нескольких задач олимпиадного уровня. Не знаю, самые это были сложные или нет. Наверное, нет. Мы решили их все. Сначала решали по отдельности, потом сверяли решения. Дочка поменьше сделала, чем я. А! Одно она не сделала совсем. Но все остальные сделала полностью или почти полностью.

Потом мы пытались попасть в Летнюю лингвистическую школу, но туда дочку не взяли. Думаю, это было обосновано. Взяли, я думаю, тех, кто давно и активно посещает занятия лингвокружка и хорошо там себя зарекомендовал. А дочка через некоторое время решила все-таки нацелиться на направление дизайна и, соответственно, углубиться в развитие навыков рисования, изучения истории искусств и проч. Так что больше мы в лингвокружок не ездили, но вспоминаем тот опыт каждый раз с широкой улыбкой.

 

Да, для всего нужно чем-то жертвовать. Я уверена, что если бы дочери очень надо было стать своей среди тех ребят, то у нее хватило бы способностей. Но у нее другая цель. Может быть, со временем она снова изменится.

 

Большое спасибо, Марина, за интересные и всеобъемлющие ответы! Наверняка, Ваш опыт поможет родителям, задумывающимся о переводе детей на обучение дома. Желаем Вашим детям дальнейших успехов в учебе, любимых делах и творческих начинаниях!

 

Специально для lovingmama.ru

 

Читайте также:

Семейное образование: отзыв реальной семьи

Легко ли воспитывать ребенка дома? Особенности домашнего воспитания

Ребенок не хочет учиться: что делать?

Что делать, если ребенка в школе обижают одноклассники?

Тяга или нелюбовь к учебе может передаваться по наследству

Должна ли женщина работать?

 
 

Возможно, вам будет интересно:

Книги для детей 2-3 лет: список и описание лучших

Возраст 2-3 года интересен тем, что ребенок начинает воспринимать книгу уже не просто как игрушку или подборку ярких картинок – он осознает смысл стихо...

Дети от 1 до 3 лет, Развивалки

Снова на свою "любимую" тему

Иногда думаю - для кого я пишу статьи на этом сайте? В жизни стараюсь окружать себя единомышленниками и просто приятными мне людьми, но иногда сталкива...

Совместный сон с ребенком: до какого возраста?

Совместный сон с ребенком: до какого возраста?

Мамы, выбравшие для себя практику совместного сна с ребенком, делают это по разным причинам. Кто-то просто устает бегать целую ночь к детской кроватке,...

Малыши до года, Дети от 1 до 3 лет

Ранний токсикоз при беременности: симптомы, причины и лечение

Один из неприятных, но ожидаемых спутников беременности у многих женщин – это ранний токсикоз. С одной стороны, утренняя тошнота и даже рвота, слабость...

Питание при беременности, Течение беременности, Лечение при беременности
Тактильные карточки

Тактильные карточки

Наши малыши познают окружающий мир всеми органами чувств, и одним из важных направлений детского развития является знакомство с различными тактильными...

Развивалки